Category: лытдыбр

Фея

Бублик таки упаковал свою дорожную скрыньку:)

Во-первых строках хочу поблагодарить всех за поздравления! Их было столько, что я просто не ожидала, намереваясь тихо-мирно отсидеться на Аршане в этот знаменательный день.:)
А вот и главный подарок:
133.51 КБ
И теперь не только у Вольхи есть книжка про крыс:) В "Приключениях поваренка Бублика" http://teza.in.ua/ их - крысок - целых две. Скряг и Солонка, и они вволю там порезвились. (Скрягом звали крыса, которого в детстве держал пиратский папа.)
Текст сказки на русском языке, на котором она и была, собственно говоря, написана:), полеживает себе на Самиздате: http://zhurnal.lib.ru/g/galanina_j_e/ggalanina_j_ebublik.shtml

А я подумала, когда пришла информация, мол, "Бублик" вышел - именно сказки виноваты, что я дошла до жизни такой.:)
Это было в прошлом веке - когда я работала в администрации Муйского района Республики Бурятия сотрудником орг.отдела и сисадмином ГАС "Выборы" в одном лице.:) И все важное, как это водится, случилось одновременно.
В районе произошла смена власти и пост главы занял Александр Иванович Кардаш, местный аналог Жириновского. Администрацию залихорадило: это был, практически, маленький государственный переворот.
И в это же время, ни раньше, ни позже, Олма-Пресс приняла первую книгу "Аквитанок" и попросила вторую. ("Наши опытные авторы пишут роман за два месяца, но вы-то, Юля, автор начинающий, мы все понимаем. В какой срок вы сможете сделать вторую рукопись? - А-а-а... э-э-э.. (нужен запас, я не смогу как опытные..) ЗА ЧЕТЫРЕ! - Очень хорошо. Будем ждать. Творческих вам успехов.")
Была робкая надежда как-то все совместить, но...
Кардаш вызывает: " Юля, я буду работать с новыми кадрами. (А тогда в администрации стучали на электрических пишущих машинках, до всеобщей компьютеризации было далеко, только система ГАС "ВЫБОРЫ" была укомплектована). Юля, ты возглавишь районную канцелярию и станешь моим замом".
Для девочки, проработавшей всего лишь год в администрации - это взлет к небесам. Такого в принципе не бывает - человек пришел, сел на стул - и очень хорошо, если лет через десять он пересядет на стул повыше, станет из "специалиста", к примеру, "ведущим специалистом". Все места ведь заняты, это самая теплая помойка в районе.
И тут такое счастье, ради которого всем жертвуют, интригуют, подсиживают, суетятся - мне просто так, на блюдечке. У меня образование базовое, с ним я легко обучаюсь всему, чему надо. Получить второе высшее, управленческое - раз плюнуть при этой-то должности. Оклад, интересные командировки, учеба за муниципальный счет. Пенсия госслужащего. Молодой, перспективный кадр, если попал в эту обойму - в ней и крутишься, и прекрасно живешь. А уж какая гордость для родственников и соседей - наша девочка на коне, правая рука главы и все такое.
И "Центрполиграф" взял и откликнулся. Дарима Олеговна Хвостова заинтересовала редакцию первой акватиканской сказкой, "Трое из Города", только она маленькая, нужна вторая, чтобы полноценная книжка вышла. И тоже как можно скорее, пока масть идет. До Нового Года бы успеть - а сейчас ноябрь.
А в администрации планерка, первые лица района. Кто-то полетит, кто-то останется. Перед планеркой Кардаш говорит:" Юля, зайдешь, как все соберутся".
Ладно.
Волокусь с первого этажа на второй, в приемную. Наши тетушки - ты куда? Там же ПЛАНЕРКА! (А планерка - это для тех, кто рангом не ниже начальника отдела, а я в штатном расписании сижу на той же строке, что уборщицы, машинистки и курьеры. Это нижняя строка. Мне не положено.
Read more...Collapse )
Tags:
Фея

"Продолжаем разговор":)) (с) Карлсон

Хотела Туксе ответить в комментах, но поняла, что слишком развернутый ответ будет, не поместится, наверное. По поводу "Сумерек" Майер http://yulgal.livejournal.com/170164.html?view=1441972

В комментариях к посту о "Сумерках" есть два идентичных отзыва.
Юля Набокова: Юль, твой отзыв было читать гораздо интереснее, чем саму книгу.
Катя Смолева: Наконец я прочитала твою рецензию :-)))Согласна -- твой отзыв лучше книжки :-))

И это не случайно, далеко не случайно: Юля и Катя профессиональные филологи. И я_знала, что суперпупербестселлер "Сумерки" их далеко не впечатлит. Ровно по той же причине я - надеюсь, что профессиональный историк, если мой диплом не врет - презрительно жму плечами, когда при мне начинают ахать по поводу суперпупермировогобестселлера "Код да Винчи": а чего там ахать? все, что там изложено корявым школярским языком, давным-давно известно, и сообщено без всякого восторженного придыхания и наглого передергивания исторических фактов "ах, это невыносимая тайна, ну какой, какой же там код? боже-боже, это имя там-там-там, присмотритесь, какие кудри у фигуры справа, ну конечно же это женщина, Мария Магдалина, жена Иисуса Христа, мать его детей, это СТРАШНАЯ ТАЙНА, которую ЦЕРКОВЬ скрывала от нас все это время, а ТАМПЛИЕРЫ берегли потомство господа нашего". Птьфу!
Но как человек пытающийся писать интересные книжки, чтобы заработать и прославиться, хе-хе, я понимаю, что история человечества интересна всем, лихо закрученная история еще интереснее, а профессиональные историки получают оргазм от сугубо своих игрушек, читая какую-нибудь муть типа "Внешние факторы, определявшие направленность и характер средневекового образования, были, естественно другими, чем в наше время. КОнечно, не настолько другими, чтобы выйти за рамки собственного воспитательно-образовательного комплекса, нет, они были другими по содержанию, но так же воздействовали на цели, идеалы, задачи, содержание, средства, методы и результаты воспитания и образования, определяя их "средневековость". :))) Для меня здесь сказано все - я из этого абзаца выну и смоделирую то, что мне надо, это для меня идеальная шпаргалка, где каждое слово на своем месте и заключает целый мир, влючая форму шапочки университетских преподавателей.
И я попытаюсь рассказать, почему никогда не сойдутся вода и пламень. Почему то, что определит успех мирового бестселлера для широких масс, будет полной графоманью для специалиста. Именно на примере "Сумерек". Потому что мне тоже хочется вот так - чтобы коврик перед дверью засыпали золотыми монетами, а голивудские режиссеры стояли бы в очереди на экранизацию моего шедевра, а я им - гордо так - нет! Только Эмир Кустурица меня достоин, только он способен понять загадочную славянскую душу!:)))
Я страшно скучаю по тем временам, когда я была маленькая и читала запоем. Чтение было для меня удовольствием. Для юных читателей не существует текста как такового - они сразу за него проваливаются в мечты и начинают шуршать платьями принцесс или махать мечами "И друзей успокоив, и ближних любя, мы на роли героев вводили себя". Они текста НЕ ВИДЯТ, они его чувствуют, он для них, скорее, подпорка для своих мечтаний. Хорошо, когда все понятно, есть картинки, и интересно! Плохо, когда много незнакомых слов и чувствуешь, что ты тут не герой, а так, ученик-троечник на экзамене, того не знаешь, сего не знаешь, сейчас влепят кол и скажут "нам нужен умный читатель, думающий, а вы читали Достоевского и что вы думаете по поводу образа Петербурга в его бессмертном романе?". "Это который собачку утопил? Или старушку? А он чо, несколько книжек написал, да?"
А когда ты начинаешь сам писать, ты вдруг обнаруживаешь, что существуют запятые и их нужно куда-то ставить%-0. И слово подскользнуться, оказывается, поскользнуться на самом деле. И ты со всего размаха шлепаешься лбом о текст - которого раньше ты в принципе не замечал. И не знаешь, что это - расплата Русалочки за право ходить. Теперь ты не сможешь наслаждаться книгами, как было раньше. Теперь ты узнаешь, как это - пихать в себя текст, про который друзья тебе сказали "потрясная книга!!!" и не иметь ни какой возможности проглотить, потому что горло спазмом перехватывает от отвращения. Тебя будет рвать от кривых абзацев, от неверных слов, от картонных героев и деревянных мечей - в самом прямом смысле этого слова будет рвать. Будет болеть голова, будет подниматься температура, желудок будет в узел завязываться, как от протухшего супа. То, что было твоим удовольствием, превратится в кошмар. Ты станешь вампиром и с отчаяния начнешь полосовать клыками на части очередное юное дарование, которое сунулось к тебе со своим кровью сердца написанным шедевром, где грамматические ошибки перемежаются со стилистическими ошибками, а герои не могут просто присесть, а обязательно должны "совершить приземление". А тебя так били за твои грамматические ошибки, перемежающиеся со стилистическими и за то, что твой любимый герой совершил приземление на зеленую травку(это был тонко прописанный юмор в тексте, до которого просто не доросли!), и себя ты бил так, что никакому критику даже близко не получалось, пытаясь понять, ну как же надо сделать, чтобы то, что внутри тебя бурлит, хоть отдаленно похоже легло на бумагу, как, как, как? - что ты не в силах читать это в чужой работе, опять окунаясь в ту боль, в ту муку.
А испуганный молодой автор будет судорожно прижимать к себе созданного котеночка, маленького, хорошенького, такого пушистого, гавкающего, которому он и бантик привязал, и шерстку зеленой гуашью покрасил, он такой лапушка и очаровашка, а тут кружит этот оборотень, пена с клыков падает, и то лапу моей кровиночке оторвет, то хвост, а то и на горло самого автора жадно так посмотрит, на яремную вену, упырь проклятый. И такая неподдельная ненависть от него прет, что хоть вешайся, и котеночка жалко. Хорошо, что у любителя котят есть верные друзья, которые не бросят его в беде, а скажут - да не убивайся, это ж обычная творческая зависть, они твой шедевр просто не поняли. Ничо, я для народа пишу, а не для этих кровососов.
А ты узнаешь, что есть люди, которых учат ВИДЕТЬ текст - они, эти филологи, не едят что попало, они суп только понюхают и уже все поняли. Они получают удовольствие не от бражки прокисшей, а от коллекционного коньяка. У них свои книжки, в которых каждое слово на своем месте. Им про них рассказали, их научили пользоваться словами, они не изобретают велосипед, как ты. По их любимым книгам ходят живые, тонко прописанные, сложные люди, такие, как в жизни. И ты - терпенье и труд все перетрут - тоже начинаешь получать удовольствие от текстов, на которые раньше смотрел как баран на новые ворота. Понимая, что вот теперь-то тебе каюк. Ты оторвался от масс.
Read more...Collapse )
Фея

Стефани Майер Сумерки

"Все побежали и я побежал" (с):)
Сижу, читаю "Сумерки".:) Получилось так, что кризис недвусмысленно почувствовался на складах книготорговой группы - чего не попрошу у пиратского папы принести, того нет. Попросила тут "Окуджаву" Быкова, знаю, что есть в Иркутске, не в Продалите, но есть. Приходит пиратский папа с дивной вестью: компьютер складской говорит, что нет такого писателя, как Быков. ?!! 8-0 Да, вообще-то, говорю, их несколько, Быковых-то, а уж Дмитрий Быков у нас самый, пожалуй, известный серьезный писатель,(в смысле не детективщик, не фантаст), он даже к Путину на чай не пошел. И ты же сам мне приносил его "Пастернака". Ничего не знаю - уперся пиратский папа, компьютер - это тебе техника. Ладно, думаю, надо просить то, что точно есть. Попрошу "Сумерки" - во френд-ленте нешуточное идет обсуждение и книг Майер, и проекций, надо, хотя бы, в курсе быть. А надо сказать, что к вампирам я совершенно равнодушна, ну не трогает меня эта тема. Разве что сразу на память приходит дивное сочетание "вампырь", которое произвели Олди, скрестив вамира и упыря.:)
И вот чего я вычитала.
Лишний раз подтвердилась догадка, что вот так, с бухты барахты, не бывает супербестселлеров с миллионными тиражами, только волею случая и пиара вознесенных до небес. История должна цеплять людей, находить у них отклик. И "Сумерки" меня зацепили, я прочитала с большим удовольствием. Это очень грамотно, причем, видимо, интуитивно грамотно выстроенная история, если СМИ нам не врут. (А они, правда, всегда врут:) )
Одна девочка, то есть девушка, переезжает из южного, семимиллионного города в северное слякотное захолустье. Мне жаль, что я не улавливаю тех тонкостей, которые без слов понятны американским жителям, но вот этот вот контраст уже чувствуется. То было солнце круглый год, а нужно поменять его на серое небо, дождь и слякоть. Потому что там, в том городишке, живет отец. А у мамы новый, молодой муж. И девушка не хочет мешать маминому счастью. Внутреннее она очень взрослая - это чувствуется с первых страниц книги. Я долго не могла понять, это свойство вообще американского подростка или это конкретно Белла такая. Потом, ближе к окончанию, решила, что Белла - раз они с матерью с восьмилетнего возраста Беллы находятся в отношениях не мать-дочь, а подружки. Белла весьма цельна - ей не скучно одной, она привыкла решать свои проблемы сама, начиная от покупки машины и заканчивая приготовлением еды. Она достаточно замкнута и погружена в себя, это вполне обычное свойство девицы, которая много читает, но имеет мало подруг своего возраста.
Нам ее проблемы вполне понятны и мы вместе с Беллой переезжаем на новое место жительства, и вполне ей сочувствуем, зная, что впереди новая школа, новые люди, век бы их не видеть, все другое, и солнца нет, и мамы нет. И неуверенность, и страх, и тоска, а надо как-то обживать новое место.
И вот Белла поселяется в Форксе, который с детства ненавидит. Об этом все знают, и мама, и папа. А ведь это очень яркая черточка ее характера, штрихом намеченная в самом начале, но которая потом в критический момент проступит куда ярче: ради мамы она готова уехать в нелюбимое место. Без особых трагедий, деловито, только по ночам плача в подушку по солнечной Аризоне. И когда в конце книги Белла, ради того, чтобы мама осталась жива, добровольно пойдет в лапы к вампиру-ищейке, мы будем с ней, мы ей верим, верим в ее поступок, и поэтому искренне за нее волнуемся.
Белла вживается в новый мир, старательно сохраняя дистанцию. Она не идет на сближение с одноклассниками, но к ее удивлению, у нее появляются подруги и масса поклонников.
Это может удивить и дотошных критиков - вот мол, с какого это перепуга у ничем не примечательной девицы вдруг все в таком шоколаде, классическая Мери Сью.
А я, как человек родившийся, выросший и проживший большую часть жизни в поселке с населением от силы десять тысяч человек, здесь никакого противоречия не вижу.:) Это Белле кажется, что она никакая.
Но что получается с точки зрения жителей маленького городка? Беда таких поселений, что у нас, что в Америке - все всех знают, как облупленных. Поколениями. Вы не представляете, какой это кошмар - когда жизнь катится по одному и тому же кругу, ты знаешь, кто как поступит, что скажет, чего предпочтет. Это тоска зеленая. Все жуют сплетни, самые интересные, конечно, кто с кем спит, кто кого бросил, и били ли при этом посуду.
И городок в курсе, что восемнадцать лет назад жена нынешнего шефа полиции, думаю, очень интересного по местным меркам мужчины, (еще бы, шефы полиции на дороге не валяются) сбежала от него на юг прямо из двухэтажного коттеджа, который он для нее купил. А он после этого так и не женился, живет один, до сих пор ее забыть не может. И тут к нему приезжает дочка этой самой роковой, непонятной, женщины. Южанка. Городская штучка, не чета нам, деревенским. Да еще и по школьной программе опережает свой класс.
Read more...Collapse )
Фея

Галанин Евгений Николаевич, автобиография_детство_начало войны

Есть абстрактные величины. А есть живые люди.
Не надо путать два этих понятия.

И когда легко и просто звучат фразы вроде нижеследующей :
"Вероятность того, что в живых остались настоящие ветераны, воевавшие на передовой, близка к нулю. Она таковой была, впрочем, и пятьдесят лет назад. Остальные - горлопаны." (с) неважно кто, неважно где.
То я вынуждена, извЕните за красивые слова, как-то вступится за самого дорогого мне человека.
Впрочем, мне вступаться и не надо, но раз мы благополучно дожили до таких вот времен, когда можно о людях, как о математических вероятностях рассуждать, я просто выложу автобиографию, которую папа написал, когда его школа попросила. Написал он, как сумел, не подозревая, что существуют литературные стили и все такое. Стараясь ребятишкам ужасы не рассказывать, ни к чему это.

Я, Галанин Евгений Николаевич, родился 12 сентября 1924 года в семье рабочих.
Отец, Галанин Николай Иосифович – токарь по металлу, мать – ткачиха. Оба работали на Тейковском хлопчатобумажном комбинате в городе Тейково Ивановской области (в то время Владимировская губерния). Их родители ( мои дед и бабушка) крестьяне.
В школу я поступил довольно поздно (почему? не знаю…) почти девяти лет, в 1933 году. Летом 1941 года закончил восьмой класс, учился хорошо, за исключением немецкого языка. В седьмом классе вступил в комсомол.
Сразу, как началась война, мы – группа ребят – пошли в военкомат, прося отправить нас на фронт. Нас не взяли – молоды. Мы обратились в райком комсомола, но и это не помогло. Нам предложили пойти на военный завод. Мы согласились.
Несколько слов о том времени. Город Тейково был небольшим (25-30 тысяч жителей), очень зеленый, тихий. Расположен в центре России на дороге между Суздалем (50 км) и Ростовом Великим (90 км) в 296 км северо-восточнее Москвы. Кругом дремучие леса, где много грибов, ягод. В реках и озерах много рыбы. Мы, дети, много времени проводили в лесу, на озерах, речках. Машин в то время почти не было и дети с утра до ночи играли на улицах.
Я очень любил пионерские лагеря, бывало ездил туда на 2 срока в год. Лагерь назывался "Красный остров". Расположен он на берегу озера того же названия. Представьте себе большое озеро по которому плавает с десяток крупных островов, покрытых соснами. На островах много клюквы. Часто целые отряды пионеров, увлекшись сбором ягод, попадались в ловушку. Подует ветер и остров как под парусами начинает плыть к другому берегу озера, а это может продлиться и день, и два. Приходилось звать на помощь и вызволять детей, вывозя их на лодках.
Когда я рассказал об этом своим дочерям, они не поверили. Пришлось свозить старшую и ее подружку на это озеро. Они были в восторге и, несмотря на осень, ветер, искупались, найдя лагуну между островами, где было тихо.
Рядом с лагерем находилась роща почти чистого орешника (лещина или вологдский орех, как мы его звали), где легко можно было набрать много орехов. Вообще орехов в лесах вокруг города было много.
В мае месяце, когда начинают летать майские жуки, вечерами вся детвора, а часто и взрослые высыпали на улицу с метлами ловить "шаранок" – так у нас назывался майский жук.
К сожалению, все это ушло безвозвратно. Леса повырублены, рыбы не стало, Лагерей тоже нет. Детей на улицах почти не встретишь.
Итак, в августе 1941 года мы, пять человек, уехали на работу на военный завод №2 имени Кирова в городе Коврове. Я, по примеру отца, стал токарем. Сначала было не очень трудно, но становилось все хуже и хуже. Рабочий день стал 12 часов, без выходных. Фронт требовал оружия. За станком приходилось стоять все 12 часов. Работа операционная - проточил, обрезал, сделал фаски и на следующий станок, на другую операцию. Остановись – встанет вся линия станков. Работали с мыльной эмульсией. Все время мокрый, а зима в 1941 году была очень холодной, пока идешь до дома (до общежития) весь обледенеешь. А тут еще стало голодно. Кормили один раз в сутки а зарплаты не хватало даже на хлеб (получал я до 400 рублей! очень не плохо по тем временам). По карточкам выдавали мало, а на рынке одна буханка хлеба стоила сто рублей. Но все это можно было терпеть. Сразило нас другое – мы вдруг узнали, что с военного завода на фронт не берут – бронь. Мне в это время исполнилось восемнадцать лет. Время в армию, а нельзя и мы всем общежитием (человек 60) убежали на фронт. Я и четыре моих друга доехали только до г. Александрова, где нас и поймали. И вернули на завод. В это время началась Сталинградская битва и мы не выдержали, пошли к Дектереву (Дегтярёв?) (конструктор оружия, депутат Верховного Совета), но и он не мог нам помочь и мы снова убежали на фронт. Нас снова поймали. В это время вышел указ Верховного Совета "за самовольный уход с работы – трибунал".
Таким образом мы попали под военный трибунал. Четверо из нас были осуждены на пять лет каждый, а одного отпустили домой. Ему на заводе оторвало станком большой палец.
Увезли нас в город Нижний Тагил на комбинат, где мы клеили корпуса самолетов ЛИ (фюзеляж самолета был фанерный).
Примерно через месяц меня вдруг вызывают в контору. Там сидят группа крупных военачальников. Порасспросили что и как, а потом спрашивают, что я буду делать, если меня освободят. Ну конечно я сразу сказал, что сбегу на фронт. Через день меня вызывают снова, выдают справку об освобождении, деньги на билет и говорят, чтобы я ехал домой.
По прибытии домой я сразу пошел в военкомат и был отправлен в Гороховецкие лагеря около города Горький (Нижний Новгород) и 3 марта 1943 года с маршевой ротой прибыл на фронт (Воронежский) под город Елец. Так я стал солдатом 40-й армии, 155-й Московской дивизии, 436 полка. Прошел от Ельца до Польши, всю Польшу, был в Чехословакии, Германии.

Продолжение следует
  • Current Mood: В ярости