Галанина Юлия (yulgal) wrote,
Галанина Юлия
yulgal

ДА, ТА САМАЯ МИЛЕДИ. Глава двадцать шестая, часть пятая.

Юлия Галанина
ДА, ТА САМАЯ МИЛЕДИ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ
БЕТЮНСКИЕ ПОСИДЕЛКИ

Часть пятая.

*********


Час спустя я вернулась в монастырь и услышала, как кастелянша королевы зовет меня. Аббатиса не нашла причин препятствовать нам в совместном поглощении еды и можно было отправляться ужинать.
Мы вошли во двор.
Со стороны дороги раздался стук подъезжающей кареты.
- Вы слышите? – спросила я, прислушиваясь.
- Да, у ворот остановилась карета, - подтвердила госпожа Бонасье.
- Эта та самая, которую прислал нам мой брат.
- О боже! – переменилась в лице госпожа Бонасье.
- Ну, полно, мужайтесь!
Не люблю иметь дел с определенным типом хорошеньких женщин. С теми, что раскисают сразу.
У ворот монастыря раздался звонок.
- Подите в свою комнату, - скомандовала я, - у Вас, наверное, есть кое-какие драгоценности, которые Вам хотелось бы захватить с собою.
- У меня есть его письма! – простонала госпожа Бонасье.
- Так заберите их и приходите ко мне, мы наскоро поужинаем. Нам, возможно, придется ехать всю ночь – надо запастись силами.
- Боже мой! – схватилась за грудь госпожа Бонасье. – У меня так бьется сердце, я не могу идти…
- Мужайтесь! – мрачно процедила я. – Говорю Вам, мужайтесь! Подумайте, через четверть часа Вы спасены. И помните: все, что Вы собираетесь делать, Вы делаете для него.
Упоминание о д"Артаньяне было для госпожи Бонасье все равно что бокал крепкого вина. Состояние ее на глазах улучшилось.
- О да, все для него! – воскликнула она. – Вы одним словом вернули мне бодрость. Ступайте, я приду к Вам.
Слуга Рошфора уже ждал меня в моей комнате.
- Вы сейчас ждете меня у монастырских ворот, - объяснила я ему. – Если появятся люди в мушкетерской форме, Вы, не дожидаясь, пока они подъедут к Вам, тронетесь с места, объедете монастырь и направитесь в небольшую деревушку, что стоит за лесом, примыкающим к монастырскому саду. Там будете ждать меня. Вы поняли?
- Да, сударыня, - подтвердил лакей.
- Если никто не появится, Вы дождетесь, пока дама в послушническом одеянии станет на подножку кареты, прощаясь со мной. Тогда Вы умчите нас обеих. Вы поняли?
- Да, сударыня.
- Идите.
Вошла госпожа Бонасье. Я повторила лакею в ее присутствии:
- Вы дождетесь, пока эта дама не встанет на подножку, тогда трогайте, и не обращайте внимания ни на кого, кто осмелится нам воспрепятствовать. Вы поняли?
- Да, сударыня.
Лакей ушел.
- Как видите, все готово, - улыбнулась я. – Настоятельница ни о чем не догадывается и думает, что за мной приехали по приказанию кардинала. Этот человек пошел отдать последние распоряжения. Покушайте немножко, выпейте глоток вина и поедем.
- Да, - как-то безжизненно, словно итальянская марионетка повторила г-жа Бонасье. – Поедем.
Я налила ей бокал испанского, положила на тарелку грудку цыпленка.
- Смотрите, как все нам благоприятствует, - подбодрила я ее. – Вот уже темнеет, на рассвете мы приедем в наше убежище, и никто не догадается, где мы… Ну полно, не теряйте бодрости, скушайте что-нибудь…
Было совершенно очевидно, что госпожа Бонасье потеряла всякий аппетит.
- Да выпейте же, выпейте! – уговаривала я ее. – Берите пример с меня.
Но не успела я поднести бокал к губам, как услышала самый неприятный сейчас звук: конский топот. И я уже знала, кто это скачет.
Я подошла к окну.
- Ах, боже мой, что это за шум? – спросила госпожа Бонасье, дрожа, как осиновый лист.
- Это едут или наши друзья, или наши враги, - объяснила я ей на тот случай, если она сама не догадалась. – Стойте там. Сейчас я Вам скажу, кто это.
Похоже, и без моих слов госпожа Бонасье не смогла бы сделать ни шагу. Она держалась за стул, чтобы не упасть.
Что-то непохоже, что ей пришлось очень страдать в заключении после истории с подвесками. Попади она хоть раз в настоящую, серьезную переделку, какие выпадают на долю людей, играющих в политические игры, она сейчас бы порхала как бабочка, готовая спасти себя, а не тряслась бы овечьим хвостом. Люди всегда преувеличивают свои страдания и преуменьшают чужие. Таков мир.
Еще не успело стемнеть и пустынная дорога, ведущая к монастырю, была видна как ладони.
Вдруг из-за поворота вылетели всадники. Заблестели в прощальных лучах солнца галуны на шляпах, колыхались горделивые перья.
Два всадника… пять… восемь…
Один из них вырвался на два корпуса впереди всех. Кого я вижу, дружочек д"Артаньян!
- Ах, боже мой, боже мой! – испугалась выражения моего лица госпожа Бонасье. – Что там такое?
- Это мундиры гвардейцев кардинала, нельзя терять ни минуту! Бежим, бежим! – крикнула я, отбегая от окна.
- Да-да, бежим! – повторила госпожа Бонасье, не двигаясь с места.
Копыта коней уже процокали под нашими окнами, направляясь к воротам.
- Идем! Да идем же! – пыталась я увлечь за собой остолбеневшую кастеляншу королевы. – Через сад мы еще успеем убежать, у меня есть ключ… Поспешим! Еще пять минут – и будет поздно.
Госпожа Бонасье отреагировала совершенно противоположным образом. Колени ее подогнулись, и она упала.
Я попыталась поднять ее и унести, но на тюремных и монастырских жидких харчах госпожа Бонасье почему-то так раздобрела, что сдвинуть ее с места было все равно, что поднять кровать.
За окном раздался крик кучера моей кареты, застучали ее колеса. Лошади помчались галопом, потом в стук копыт вплелись выстрелы. Ого!
- В последний раз спрашиваю! – проорала я свирепо. – Намерены вы идти?!
- О боже, боже! – простонала госпожа Бонасье, закатывая глаза. – Вы видите, мне изменяют силы, Вы сами видите, что я совсем не могу идти… Бегите одна!
- Бежать одной? Оставить Вас здесь? Нет-нет, ни за что! – воскликнула я, но было уже ясно, что кастеляншу королевы двигать ногами не заставишь.
Надо уходить через сад.
Но есть маленькое, совсем маленькое обстоятельство: через пару минут сюда ворвется с обнаженной шпагой д"Артаньян, радостно поцелует обретенную возлюбленную и с гиканьем продолжит погоню за мной. Ведь госпожа Бонасье тот час же пошлет его предупредить убегающую леди Винтер, что это никакие не гвардейцы, а самые настоящие мушкетеры. Друзья. Надо его задержать примерно таким же способом, как задержала меня Кэтти тогда в особняке.
На пальцах у меня сейчас красовалось три перстня. Рубин, аметист и сапфир. Сапфир не такой большой, как тот, подаренный де ла Фером, но очень красивый, со звездочкой внутри.
Перстни были на все случаи жизни. Один простой, с ядом, и два с секретом. Я подбежала к столу, налила бокал вина и легко открыла тайничок в перстне с рубином. Серый порошок быстро растворился в вине. Затем тайничок в перстне с аметистом, оттуда в бокал отправились бурые крупинки.
- Пейте, - поднесла я бокал к бледным губам госпожи Бонасье. – Пейте, это вино придаст Вам силы! Пейте!
Госпожа Бонасье послушно выпила. Я поставила бокал на стол, схватила плащ и выбежала из комнаты.
Теперь состояние кастелянши королевы незначительно ухудшится.
В порошке из перстня с рубином помимо прочих вещей содержится милая травка, лекари называют ее Veratrum album. Вообще-то это яд, но лишь тогда, когда он сразу попадает в кровь. Сейчас он сработает как сильнейшее рвотное и слабительное. То есть в роли прямо противоположной – противоядия. А когда кончится его действие, вступят в дело крупинки из аметистового перстня, они усваиваются желудком быстро, быстрее, чем рвотный порошок, но поначалу рвота их пересилит. Персидские афродезиаки, содержащиеся в крупинках, разожгут в госпоже Бонасье такой любовный пыл, что д"Артаньян еще подумает, бежать ли ему в ночь, сломя голову по остывшему следу, или остаться с возлюбленной, горячей и на все согласной.
Я же сто раз говорила, – зачем убивать человека, нарываясь на неприятности, когда можно изящно его использовать в своих целях? Это куда приятнее и полезнее.
Сейчас господа мушкетеры займутся спасением любимой женщины д"Артаньяна, это займет как раз те мгновения, что нужны мне для пересечения сада и леса.
В действие вступает самая мрачная часть моего плана. Мне не удалось избежать ее.

Звонили колокола в монастыре.
Я бежала по черному лесу к карете, а над ним уже плыла ночная луна. В одно из мгновений облака закрыли ее. Показалось мне или то было на самом деле, но кусочек луны, оставшийся чистым от облачных лоскутьев, отдаленно был похож на цветок лилии. Потом исчез и он.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ
ФИНАЛ ДИКОЙ ОХОТЫ

Продолжение следует...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments