Галанина Юлия (yulgal) wrote,
Галанина Юлия
yulgal

ДА, ТА САМАЯ МИЛЕДИ. Глава двадцать шестая, часть четвертая.

Юлия Галанина
ДА, ТА САМАЯ МИЛЕДИ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ
БЕТЮНСКИЕ ПОСИДЕЛКИ

Часть четвертая.

*********


Не успела за Рошфором закрыться дверь, как в комнату опять скользнула госпожа Бонасье.
Я встретила ее радостной улыбкой.
- Ну вот, то, чего Вы опасались, случилось, - сказала она печально. – Сегодня вечером или завтра кардинал пришлет за Вами.
- Кто это Вам сказал, дитя мое?
- Я об этом слышала из уст самого гонца.
- Подойдите и сядьте тут, возле меня, - попросила я.
- Извольте.
Госпожа Бонасье села.
- Подождите, я посмотрю, не подслушивает ли нас кто-нибудь, - поднялась я.
- К чему все эти предосторожности? – с легкой тревогой спросила кастелянша королевы.
- Вы сейчас узнаете.
Я выглянула в коридор, плотно закрыла дверь и села рядом с госпожой Бонасье.
- Значит, он хорошо сыграл свою роль?
- Кто это?
-Тот, кто представился настоятельнице как посланный кардинала.
- Так он только играл роль?
- Да, дитя мое.
- Так, значит, этот человек не… - испуганно округлились глаза у госпожи Бонасье.
- Этот человек, - почти шепотом сказала я, – мой брат.
- Ваш брат?
- Вы одна знаете эту тайну, дитя мое. Если Вы ее доверите кому бы то ни было, я погибла, - прошептала я, а чтобы желание сохранить тайну у госпожи Бонасье стало крепче, добавила, - а возможно, и Вы тоже!
- Ах, боже мой! – стиснула руки на груди госпожа Бонасье.
- Слушайте, что произошло. Мой брат, который спешил сюда ко мне на помощь, с тем чтобы, если понадобится, силой освободить меня, встретил гонца, посланного за мной кардиналом, и поехал за ним следом. Добравшись до пустынного и уединенного места, он выхватил шпагу и, угрожая гонцу, потребовал, чтобы тот отдал ему бумаги, которые он вез. Гонец вздумал обороняться, и брат убил его.
- Ах!.. – содрогнулась госпожа Бонасье.
- Это было единственное средство, поймите! – воскликнула я. – Дальше брат решил действовать не силой, а хитростью: он взял бумаги, явился сюда под видом посланца самого кардинала, и через час или два, по приказанию Его Высокопреосвященства, за мной должна приехать карета.
- Я понимаю, - кивнула госпожа Бонасье. – Эту карету Вам пришлет Ваш брат.
- Совершенно верно. Но это еще не все.
Я замолчала, убрала пушинку с рукава послушнического одеяния госпожи Бонасье.
- Письмо, которое Вы получили, - тихо сказала я, - получили, как Вы полагаете, от госпожи де Шеврез…
- Ну? – налились слезами синие глаза кастелянши королевы.
- … подложное письмо, - трагически закончила я.
- Как так? – заломила руки госпожа Бонасье.
- Да, подложное: это западня, устроенная для того, чтобы Вы не сопротивлялись, когда за Вами приедут.
- Но ведь приедет д"Артаньян!
- Перестаньте заблуждаться: д"Артаньян и его друзья на осаде Ла-Рошели.
- Откуда Вы это знаете?
- Мой брат встретил посланцев кардинала, переодетых мушкетерами. Вас вызвали бы к воротам, Вы подумали бы, что имеете дело с друзьями, Вас похитили бы и отвезли обратно в Париж.
Кстати, Рошфор именно так бы и сделал.
- О, боже, - залилась слезами госпожа Бонасье, сжимая лоб ладонями. – Я чувствую, что, если так будет продолжаться, я сойду с ума.
- Постойте! – вскрикнула я.
- Что такое?
- Я слышу лошадиный топот… Это уезжает мой брат. Я хочу с ним еще раз проститься, пойдемте.
Я подошла к окну, открыла его и махнула рукой, приглашая госпожу Бонасье подойти.
Рошфор покинул монастырь и пустил коня вскачь по дороге.
- До свидания, брат! – крикнула я.
Рошфор махнул в ответ.
- Славный Жорж! – закрыла я окно.
С грустным лицом я уселась на прежнее место, сделав вид, что погружена в раздумья.
Госпожа Бонасье тихо плакала.
- Простите, сударыня, разрешите прервать Ваши мысли, - наплакавшись, сказала она. – Что Вы мне посоветуете делать? Боже мой! Вы опытнее меня в житейских делах и научите меня, как мне быть.
- Прежде всего, - задумчиво сказала я, - возможно, что я ошибаюсь и д"Артаньян и его друзья в самом деле приедут к Вам на помощь.
- Ах, это было бы так хорошо, что даже не верится! Такое счастье не для меня! – обрадовалась госпожа Бонасье.
- В таком случае Вы понимаете, - пристально посмотрела я ей в глаза, - это только вопрос времени, своего рода состязание – кто приедет первый. Если Ваши друзья – Вы спасены, а если приспешники кардинала – Вы погибли.
- О, да-да, погибла безвозвратно! – подтвердила кастелянша королевы. – Что же делать?
- Есть, пожалуй, одно средство, очень простое и вполне естественное…
- Какое, скажите? – схватила меня за руку госпожа Бонасье.
- Ждать, - накрыла я ее ладонь. – Ждать, укрывшись где-нибудь в окрестностях, и сначала удостовериться, кто эти люди, которые приедут за Вами.
- Но где ждать? – с мукой на лице спросила госпожа Бонасье.
- Ну, это легко придумать. Я сама остановлюсь в нескольких лье отсюда, и буду скрываться там, пока ко мне приедет брат. Сделаем так: я увезу Вас с собой, мы спрячемся, и будем ждать вместе.
- Но меня не выпустят отсюда, я здесь на положении пленницы – опять заплакала госпожа Бонасье.
- Здесь думают, что я уезжаю по приказанию кардинала, и уверены, что Вы вовсе не склонны сопровождать меня.
- Ну?
- Ну вот, карета подана, Вы прощаетесь со мной, Вы становитесь на подножку, желая в последний раз обнять меня. Слуга моего брата, которого он пришлет за мной, будет обо всем предупрежден, – он подаст знак кучеру и мы умчимся вскачь.
- Но д"Артаньян? Что, если приедет д"Артаньян? – простонала госпожа Бонасье.
- Мы это узнаем, - пообещала я.
- Каким образом?
-Да ничего не может быть легче! Мы пошлем обратно в Бетюн слугу моего брата, на которого, повторяю, мы вполне можем положиться. Он переоденется и поселится против монастыря. Если приедут посланцы кардинала, он не двинется с места, а если д"Артаньян и его друзья – он проводит их к нам.
- А разве он их знает?
- Конечно, знает! Ведь он не раз видел д"Артаньяна у меня в доме.
- Да-да, Вы правы… Итак, все улаживается, все складывается как нельзя лучше… Но мы не будем уезжать далеко отсюда? – встрепенулась госпожа Бонасье.
- Самое больше за семь-восемь лье, – успокоила я ее. – Мы остановимся в укромном месте у самой границы и при первой тревоге уедем из Франции.
- А да тех пор что делать? – жалобно спросила госпожа Бонасье.
- Ждать.
- А если они приедут?
- Карета моего брата приедет раньше.
- Но что, если меня не будет с Вами, когда за Вами явятся, - например, если в это время я буду обедать или ужинать?
Да, ведь возможно и такое.
- Сделайте одну вещь, - попросила я.
- Какую?
- Скажите добрейшей настоятельнице, что Вы просите у нее позволения обедать и ужинать вместе со мной, чтобы нам как можно меньше расставаться друг с другом.
- Позволит ли она?
- А почему бы нет?
- Отлично, - смахнула последние слезы госпожа Бонасье. – Таким образом, мы ни на минуту не будем расставаться!
- Ступайте же к ней и попросите ее об этом, - поднялась я. – У меня какая-то тяжесть в голове, я пойду прогуляться по саду.
- Идите. А где я Вас найду?
- Здесь, через час.
- Здесь, через час… Ах, благодарю Вас, Вы так добры!
- Как же мне не принимать в Вас участия! – заметила мурлыкающим голосом я. – Если бы даже Вы не был и сами по себе такой красивой и очаровательной, Вы ведь подруга одного из моих лучших друзей!
- Милый д"Артаньян, как он будет Вам благодарен! – воскликнула госпожа Бонасье.
- Надеюсь. Ну вот, мы обо всем условились. Пойдемте вниз.
- Вы идете в сад?
- Да.
- Пройдите по этому коридору, - посоветовала госпожа Бонасье, - и спуститесь по маленькой лестнице, – она выведет Вас прямо в сад.
- Отлично! Благодарю Вас.
Поулыбавшись друг другу на прощание, мы расстались.
Я спустилась в сад. Надо было проверить путь возможного отхода. Через сад я попала в лесок, нашла там удобную тропу к деревушке. Надеюсь, вечерней порой здесь не очень многолюдно, хотя кто знает, зачем такая утоптанная тропинка ведет укромным путем в монастырь… В иные обители, несмотря на их кажущуюся неприступность, попасть очень просто, если Вы - красавец-военный.
Попутно я обдумывала дальнейшие действия.
Госпожа Бонасье согласилась бежать со мной, это уже хорошо. Теперь можно будет обменять ее на надежные гарантии безопасности со стороны мушкетеров. Если все пойдет совсем хорошо, то я, пожалуй, смогу добиться развода с де ла Фером и зажить дальше уже как нормальный человек, не встречая больше на своем пути воскресших покойников и грандов, переодетых в простых солдат.

Только в то, что все пойдет хорошо, я ни капли не верю. Уж слишком сильно ноет плечо с клеймом. Наверное, к буре.

Продолжение следует...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments