May 18th, 2014

Княженика

Суровая баллада о настоящей женщине. В назидание некоторым девочкам.

Самые необходимые вещи в больнице, как выяснилось - рулон туалетной бумаги и кусок хозяйственного мыла. Ну, помимо посуды, постельного белья, бумаги, карандашей, книг и всего остального.:) (На майских праздниках прачечная отдыхала, поэтому и образовался дефицит белья).
Сколько всего узнаёшь, как попадаешь в общественное место. Не могу молчать, сейчас расскажу:)
Сначала про сложности восточной жизни - в нашей палате лежала, точнее, была уже отпущена на праздники и прибегала сдать анализы и получить выписку юная жена Важного Кавказского Человека. Такой тоненький девятнадцатилетний эльф с огромными глазами. Муж - я думаю, ему глубоко за тридцатник, сидевший, приглядел ее на огромной восточной свадьбе, сосватал у родственников - учиться не разрешает, работать не разрешает. Можно обожать своего господина, готовить ему еду, убирать его дом, телевизор смотреть. Разговаривать со своим смартфоном - там стоит специальная программа голосового общения. Тренироваться в виртуозном выпрашивании украшений и нарядов, поскольку что же еще с него взять? Вести тихую непримиримую войну со свекровью, в которой пленных не берут - это занятие тоже вносит оживление в однообразную семейную жизнь.
Но главное развлечение, все-таки, не это: два клана после свадьбы эльфа умудрились поссориться не на жизнь, а на смерть. Все - война! Мужчины сказали. А раз дочь замужем - она отрезанный ломоть, враждебный клан. Пока мужчины обратно не помирятся. Ага, щас - когда это останавливало покорных восточных женщин?:) Цветочного эльфа супруг привозил в больницу за справками, она бежала к нам палату и сидя на полу за тумбочкой, чтобы муж в окошко не увидел (я не вру!!!) по телефону Оксаны общалась со своей мамой, быстро-быстро тараторя на родном языке. Мама в этот момент сидела дома, запершись в туалете, и время от времени спускала воду - чтобы отец эльфа не заподозрил о переговорах с врагом.

Но это присказка, сказка будет о Даше.
Ее в палату привели последней, четвертой.
Больше всего Даша напоминала Бабу Ягу из фильма "Новогодние приключения Маши и Вити".
12382.jpg
http://www.kino-teatr.ru/kino/acter/w/sov/2173/foto/
Но в фильме-то мы видим искусство советских гримеров, превративших красавицу Валентину Кособуцкую в сказочную нечисть, а Даша была сугубо натуральным продуктом: темный цвет кожи, тяжелые крупные черты лица, угрюмый взгляд исподлобья, лохматые волосы, черная дыра вместо зуба на самом видном месте. Сиплый прокуренный голос. Возраст - за сорок, я думаю.
Даша была профессиональным страдалищем, рядом с которым Васисуалий Лоханкин - жалкий лузер. Ее направили в Иркутск, в областную больницу из отдаленного поселка. От Иркутска сначала надо доехать до Тайшета (восемь часов), а потом от Тайшета на запад еще столько же, а там маршруткой.
Даша сказала, что скоро умрет, потому что у нее почки. На них какие-то наросты огромные. Они неизлечимы, просто человеку время от времени (но только строго весной или осенью) делают откачку - выкачивают из них жидкость, чтобы они поменьше стали, усохли слегка. Весной крайний срок - 15 мая. А тут еще и выкидыш, сюда, в Ново-Ленино из областной перевезли, срок операции она пропустит, а до осени не доживет. У нее сестра вот так от почек померла. Семейное. И на работу ее тоже не берут - из-за почек, раз она в любой момент помереть может, а пособие по безработице всего одна тысяча двести рублей. А муж - горячо любимый муж Иннокентий - тоже помер полгода назад. От рака легких. Сидя. С открытыми глазами. А все врачи-сволочи, думали сначала, что это туберкулез у него, а это рак.
Пока мы всей палатой ошарашенно думали, как это ужасно - потерять посмертного ребенка от горячо любимого мужа бедной безработной женщине - тут пришло время покурить тем, кто курит.
А надо сказать, что сейчас при поступлении в больницу каждый больной подписывает грозный документ, где его уведомляют о полном запрете курения на территории учреждения. Поэтому в хорошую погоду гинекология бегает курить на лавочку во дворе, а в плохую - в мужской туалет на втором этаже. Там неврология, мужики и без того нервные, и запретить им курить в туалете может только форменный самоубийца. Так что там - территория свободы.
Даша сказала, что одна она курить в мужской туалет в жизни не пойдет - после изнасилования она мужиков боится. Опять же шесть сотрясений головного мозга, да и колено постоянно отстегивается - только любимый муж Иннокентий мог его вправлять. Пока не помер.
Покуривши, на ужин Даша идти отказалась. Сказала, что лучше чаю попьет с жареными пирожками. На завтрак тоже не пойдет - она эту кашу ненавидит. И вообще у нее от больничной еды запор. А от их кефира - наоборот, понос. Разве что, на обед, когда мясо дают.
Потихоньку первый шок прошел, больничная жизнь вошла в свою колею. Стали, естественно, жалится друг другу о том событии, что нас и собрало в палате.
Collapse )