October 22nd, 2012

Фея

10 октября

Внесу и я свою лепту в копилку октябрьских ужасов, а то, видимо, пока не напишу, не отпустит.

Лето было напряженное, снос печек, возведение, а осенью пиратский папа собрался делать операцию по исправлению носовой перегородки.
У пиратского папы скандинавский темперамент, и вообще он жуткий консерватор и ретроград - а одна из причин того, что он такой, НОС. Который не дышит, постоянно заложен, соответственно, поступление кислорода в организм меньше, чем надо. Полжизни на сосудосуживающих препаратах, и дела все хреновее. Последнее время уже и спать толком не мог, ходил постоянно уставший и злой.
Решился на операцию. В факультетских клиниках удивились - ее надо было пятнадцать лет назад по-хорошему делать, нос в ужасном состоянии.
Только сначала его не взяли: анализы крови плохие. Она долго течет и не останавливается. Три раза сдавал, кровезагущающие препараты пил. Наконец, взяли, сделали операцию в конце сентября, выписали на больничный домой, велели беречься.

А среда, десятого октября, как всякая среда у нас довольно напряженная: у младшего пирата сначала математика в одной школе развития, потом нужно ехать к логопеду в другую школу развития, на плотину. Вернулись с ним вечером поздно, а в Норе как раз на стол собирают, Вася подъехал.
Сели ужинать - и тут у пиратского папы струйка крови из носа.
- У тебя кровь, - говорим.
А он:
- Ой, а я думал, вода из носа течет после промывания.
А ему велели физраствором нос промывать.
Ну ладно, достали из морозилки пакет с грибами замороженными, чтобы к переносице приложил. Я за подушкой пошла, думаю, может быть в зале на диване приляжет..
А пиратский папа уже сидит в ванне на корточках, мороженные грибы на переносице держит, а кровь не останавливается.
- Позвони в клинику.
Нашла документы, звоню: так и так, была операция, а теперь человек сидит в ванне и кровь из носа идет.
Там оператор связалась с врачом, потом со мной, говорит:
- У нас стационарная клиника, поэтому сейчас помощь никто не окажет, срочно звоните в "Скорую", его отвезут на Байкальскую в лор-помощь. "Скорая" - и лор-помощь, поняли?
Звоним в "Скорую", высылают машину.
А на дворе уже вечер.
И ванная кровью наполняется, и не жидкой, обычной, а такой, слизистой. Такая после родов некоторое время вылетает, сгустками. А пиратского папы кровь и наружу течет, и во внутрь. По всем признакам, шов разошелся. И ее много, вся ванная в крови. Как в фильме ужасов.
А пиратский папа говорит:
- Этого-то я и боялся. Я невезучий. Не надо было эту операцию делать. Я уже уплываю... Даже если "Скорая" приедет - что они сделают, ничего...
Когда такие заявления слышишь, руки-то нехило трястись начинают: на полном серьезе человек концы отдает, с жизнью прощается. И кровь из него в ванную хлещет. И дышать ему тяжело.
- Сиди и молчи!!! Силы не расходуй!
Ничего себе невезучий - на мне женат.:)
Наоборот, уж пиратский-то папа с золотой ложкой во рту родился: не на работе такое случилось, дома, все документы на руках, не в воскресный день, час пик уже прошел, новый мост построили. У пиратища каникулы модульные, тоже в плюс.

"Скорая" пришла - врач с медсестрой в ванную. Посадили его на пол у стиральной машины, ноги вытянули. Давление смерили - высокое. Укол сделали, наложили повязку на нос, капельницу поставили, говорят, муж у вас крупный, идите, собирайте мужчин по улице, будем выносить.
- Сколько, - спрашиваю?
- Сколько соберете, чем больше, тем лучше.
Побежала в двенадцатый дом - а Саша на работе. Хорошо, что Вероника как раз подъехала, сказала, сейчас. В шестом дядю Колю попросила, чтобы его сын Володя подошел. А в восьмом доме дед Аверьян старенький...
Подошли дядя Коля с Володей, дядя Толя еще двух мужчин привел, Вася, пиратище, много народу собралось.
Врач пиратскому папе говорит:
- Извините уж нас, но мы вас за ноги дернем, чтобы вы на пол легли.
Пиратский папа сипит из последних сил:
- Я задохнусь.
Врач, решительно:
- Ничего, ничего.
Пиратский папа успел пиратищу задание дать кровь из ванны вычистить, потому что смывать ее нельзя, она нашу волшебную систему забьет. Ее надо собрать в таз.
Дернули за ноги, положили его на пол, мягкие носилки под него подложили и стали на носилках из ванны выволакивать. А в кухне узко - с одной стороны дыра от печки, с другой стороны холодильник, мойка, плита вдоль стенки и между ними проход около метра шириной. Вытащили его в этот проход, а у носилок ручки пришиты по краям - много - мужики подхватили за эти ручки, подняли, и понесли его в УАЗик-таблетку.
А я эти машинки очень люблю - они жесткие, трясучие, но зато в любую дыру пойдут, они неказистые, зато надежные. А в такие моменты - это важнее. И инструменты у врача тоже самые простые и мильон раз проверенные - не японская давлениемерилка на батарейках, а труба с грушей и манометром. И знания, и опыт.
А у пиратского папы кровь даже сквозь повязку бьет... Полотенце на шею положили, чтобы промакивать - оно тут же набухло все.
УАЗик тронулся, я голову придерживаю, чтобы не очень трясло, медсестра систему у потолка держит, врач звонит в больницу. У пиратского папы кровью глаза заливает, и в горле сгуток стал, он его выкашлять пытается, тот не выкашливается. Глаза я ему полотенцем вытираю, только струйки туда опять текут. Город весь в огнях, красивый, новый мост через Ангару выгнулся. Улицы практически свободные. Быстро приехали - с новым мостом больница на Волжской со Студгородком почти рядышком, вот если на автобусе через старый или через плотину - почти час плюхаться.
А Вася за "Скорой" на своем джипе едет.
Занесли пиратского папу в лор-помощь, положили в операционной, меня послали в основную приемную с бумажкой оформить его.
Прихожу - а ему, чтобы кровь остановить, пропускают через ноздри сначала веревочки, чтобы они изо рта вышли, за которые потом затягивают в нос тампоны, чтобы прижать там все, чтобы кровь остановилась. Адски неприятная операция.
И пиратский папа кричит во весь голос, который остался, - страшно, дико.
И ничего не сделаешь, ничем не поможешь, только и остается шагать кругами по коридору и плакать. А он кричит, кровь хлещет, стены в крови, врачи в крови, кушетка залита. На улице ночь уже. Подумалось там, что, наверное, не надо мужей на роды брать - ты так же орешь на столе от боли, а он в коридоре бегает и ничем помочь не может, а это очень тяжело. Не знаю теперь, надо или не надо, там же, все-таки, потом ребенок пузыри пускает, а это счастье.
Read more...Collapse )