November 23rd, 2011

Фея

Доктор моего тела

Сначала, еще в октябре, заболел Пиратище. Поковырялись с отцом в огороде - и он слег с температурой тридцать девять. Три врача слушали - ничего не слышно. ОРЗ А температура не падает, ребеночка то рвет, то кровь из носа хлещет, прописанные лекарства температуру не понижают, она все больше к сорока градусам стремится. На девятый день вызвали скорую, врач послушала - ничего не слышно. Отвезли для начала в инфекционку, вот там инфекционист ребеночка забраковал, не, говорит, чего-то шуршит в груди, везит в терапию, не наш клиент. В десятой больнице на Синюшке сделали рентген - пневмония левого легкого. Как мы обрадовались:) Хоть какая-то ясность, понятно, почему все эти страсти. Пиратище сразу под капельницу засунули - и температура стала падать. Дома чистота и красота, не надо морсы варить и с тазами носится.
Через неделю после вывоза Пиратища пошла на рынок - и вернулась с ощущением, что замерзла как-то и вообще голова болит... А ведь специально утеплилась перед выходом.
Температура тридцать восемь, голова раскалывается. После лечения ребеночка от ОРЗ три кило лекарств осталось, вот я их и давай доедать. Пиратский папа четыре дня посмотрел на это безобразие и вызвал нашего участкового терапевта Анну Ильиничну. Послушали меня - ну ничего не слышно. ОРЗ по всем признакам. Анна Ильинична говорит - сходи-ка ты завтра с утра на флюорографию, а я результат погляжу, не нравится мне все это.
Прихожу утром, делаю - опа, черный цветочек расцвел, "женщина, у вас пневмония правого легкого, женщина, женщина, вы меня вообще слышите?!". Слышу, конечно. У меня одного с пневмонией сегодня через пару часов нужно из больницы вывозить, а пиратский папа на работе, а дома два крутых перца спят, одному четыре с гаком, другому восемьдесят семь.
Флюроографист меня сдала в регистратуру, как тяжелый случай:) "Сейчас же идите к любому терапевту, оформляйте лечение, госпитализацию, тра-та-та...". Хорошо еще, что бюрократию никто не отменил, и к любому терапевту очередь в три кольца. Посидела там, поняла, что мне хочется полежать дома, спустилась с регистратуру и объяснила, что это врач меня направил и вообще все под контролем. Дома заказала такси, вывезла одного болящего из больницы, приготовилась сама его койку занять.:)
Хорошо, что Анна Ильинична пришла и назначила лечение уже с учетом флюроографии. Не стала меня отправлять на госпитализацию, уколы назначила. Если есть кому ставить, говорит, можно и дома, зачем в больнице лишние инфекции ловить. Конечно есть - говорю - пиратский папа биолог, он даже лягушек резать умеет, а тут делов-то, шприц в попу вогнать. Терапевт поверила и нарисовала для него план полупопия для внутримышечных инъекций.:)

И теперь пиратский папа меня лечит.
А я ржу, потому что это нервное - когда тебя трясущейся рукой протирают для начала ваткой, нападает неконтролируемый хохот.
Пиратский папа злится, бросает дело на полдороге и говорит, "невозможно работать! и так себя наркоманом законченным чувствую! и вообще переживаю, а ты тут хихикаешь!"
Но от этого становится еще смешнее, потому что перед очами души предстает колыхающаяся на кровати пиратская мамочка, из которой торчит тоже колыхающийся шприц с лекарством.:)
Пиратский папа взывает к совести несознательных пациентов, ловит шприц и довершает-таки дело. Лягушек, говорит, резать легче, они так не дрыгаются.
Температура спала и голова почти не болит.
Правда затемпературил младший пират. И опять ничего не слышно...


Посмотреть на Яндекс.Фотках