February 20th, 2008

Фея

Алена Горносталь - жена олигарха!

Кто не спрятался, я не виноват.:)))

Юлия Галанина
цикл
АЛЁНА ГОРНОСТАЛЬ – ЖЕНА ОЛИГАРХА!

Книга первая:
У каждой зверушки - свои игрушки


Глава первая:
Лишь бы только Мальвина обожала меня одного…


"На северном отроге у горловины ущелья возвышалась старинная башня, обнесенная могучей стеной древней каменной кладки. По преданию, во времена могущества и славы Гондора крепость эту выстроили заморские короли руками титанов. Горнбург звалась она…"
Вечерело. На плите забулькала кастрюля с варящейся картошкой.
Алёна отложила "Властелина колец", убавила огонь и сняла крышку. И засмотрелась в кухонное окно: все двадцать соток нетронутого соснового леса стояли, словно розовым пламенем понизу охваченные. Яростно, бурно цвёл багульник под соснами, солнце почти село и низкий вечерний свет заставлял каждый лепесток светиться.
В такие дни Алёна любила выйти за дома на вырубку, откуда хорошо была видна вся долина – прозрачно-розовая полоса багульника под деревьями, выше – зелёная сосновая, ещё выше, дальше - белые, заснеженные горы, а над ними синее небо. Май на исходе, отпламенеет багульник – и, наконец-то, распустятся листья: минуя весну, начнётся короткое северное лето.
Донеслось знакомое урчание уазика. Алёна отошла от окна, включила чайник: Андрей, наконец-то, возвращался домой. В этот раз поездка затянулась дольше обычного: Андрей говорил, что завернёт на тёплые озёра. Рыбалка, то да сё.
И к рыбалке, и к охоте Алёна относилась, мягко говоря, скептически. Она родилась на золотом прииске в семье геологов, и всю жизнь её окружали мужчины, не выпускающие оружия из рук. Она росла под застольные разговоры об удачных охотах, фантастических рыбалках, заваленных сохатых, пойманных хариусах, щуках и тайменях, укарауленных рябчиках и глухарях. Всё это было чистой правдой, но…
Сколько себя Алёна помнила, папа ли собирался на охоту, соседи, или, вот, любимый муж – каждый раз это мотивировалось тем, что нужно кормить голодающую семью, срочно добывать мамонта. С собой охотникам на мамонтов традиционно собирали недельный запас тушёнки, сгущёнки, чая, хлеба. Водка покупалась отдельно самим добытчиком. Ящик-другой. Мамонты в наших краях водились резвые и выносливые – погоня за ними сжирала не один бак бензина.
А итогом мероприятия зачастую становился пакет с мелкой сорогой на радость кошке Ведьме. Ну и счастливый, похудевший, пропахший дымом костра и порохом охотник.
Время от времени бывали, конечно, и дичь, и рыба, – но в экономическую необходимость охот и рыбалок Алёна давным-давно не верила, как не пытались её переубедить. Простой пересчёт истраченного и полученного показывал, что дешевле кормить семью икрой и отбивными, чем снаряжать экспедиции за мамонтами. Но…
Охота ведь пуще неволи, поэтому не заменят её ни икра, ни замороженные отбивные из магазина, не за мамонтами едут добытчики, "за туманом и за запахом тайги", а разговоры о необходимости добывать семье мясо – это так, правило игры. Поэтому расчеты свои Алёна держала при себе.
В этот раз Андрей вернулся хмурый, сам на себя не похожий. В чём крылась причина – Алёна понять не могла. Рыбалка была удачной, крупных свежих окуней привёз ведро. На ужин запекли пяток рыбин целиком, прямо в чешуе. Картошка пришлась как раз кстати.
На все расспросы Андрей лишь дёргал плечом и невнятно бубнил. И при первой же возможности скрылся с чашкой крепкого чая в кабинете.
Убедившись, что Драгин про охоту рассказывать не будет, Алёна пожала плечами и вернулась к книге, рассудив: ежели случилось что-то действительно важное, она всё равно узнает – в поселках тайн не бывает. А если не узнает, значит, расстроился муж из-за ерунды.
Андрей сидел в сети целую ночь, до рассвета. Алёна, так и не дождавшись его, заснула прямо над страницами. Только уже под утро сонно почувствовала, как её обнимают: Андрей, наконец, добрался до кровати. От волос его слабо пахло дымом костра.
Он не собирался рассказывать Алёне про рыбалку и твёрдо решил сделать всё, что в его силах, чтобы она никогда не узнала подробностей поездки.
Потому что он, Андрей Драгин чуть не застрелил там человека. Не чужого, почти что приятеля.
И ему было грустно, что он промахнулся.
Потому что Олег пригрозил выдавить его с этой территории. Это была не новость: бывшие однокашники часто становятся конкурентами, здесь же на кону стояло целое месторождение.
Но пьяный Олег Каторжанин сказал ещё, что уведёт у Андрея и Алёну. Любой ценой. Рано или поздно.
И в ответ Андрей Драгин выстрелил.

***

Поездку на Безымянное озеро Андрей запланировал давно, да оказии не подворачивалось. Можно, конечно, было и вертолётом туда наведаться, час полёту в один конец, да только заказывать борт ради прихоти – пижонство это, баловство. Если бы дело какое-то было, тогда да. А так – незачем.
Вообще по району Андрей предпочитал ездить на старом уазике (купленном в своё время у вояк-погранцов в Читинской области) по нескольким причинам. Во-первых, проходимый. Во-вторых, неприметный. В-третьих, когда вылезаешь из уазика, а не из джипа, многие вопросы решаются значительно проще: эта машина - символ власти, так уж на севере повелось. Уазики уважают и побаиваются. А что трясёт на ухабах – что ж делать, изделие оборонной промышленности. Да и смотря с чем сравнивать: если с вездеходом, то не трясёт, а слегка покачивает. А проходит почти теми же дорогами.
Оказия подвернулась в конце мая, когда зацвел багульник. Необходимый пакет документов для получения лицензии на разработку месторождения лежал в Москве. Москва тянула, грозила тендером. Драгин вхолостую держал технику на базе в посёлке, не имея возможности приступить к работе. Чтобы короткое тёплое время не уходило попусту, он на свой страх и риск забросил на место небольшую исследовательскую партию, чтобы, когда лицензия придёт, сразу разворачивать работы, не тратя ни дня на прицелку.
Людей и оборудование завезли вертолетом, а очередной запас продуктов для ребят спустя две недели после высадки партии Драгин повёз сам. И не то, что в этом была какая-то особая необходимость – но геолога, как только наступает полевой сезон, тянет в горы с непреодолимой силой.
Старую горную дорогу размыли весенние паводки, перегородили упавшие стволы. На ровных участках в глубоких колеях стояли отражающее небо лужи, когда же дорога ползла вверх, из промоин, по которым неделю назад неслись потоки, выглядывали отмытые бока камней. Уазик, подвывая, упрямо карабкался в горы, – только громыхали на заднем сиденье консервы в ящиках, да катались по полу пластиковые бутылки с растительным маслом.
На обратном пути, избавившись от тушёнки и сгущёнки, поехали рыбачить
Рыбные озера притаились на высокогорном плато, где о весне ещё и не подозревали и под каждым кустом спал сугроб. Озера же не замерзали круглый год и виною тому были горячие источники, бившие в их глубинах.
Эта территория вообще была страной горячих источников не хуже земли Санникова. Такие озера пришлись очень кстати, когда в середине двадцатого века началось исследование Станового нагорья: на их незамерзающую поверхность сажали зимой гидропланы с геологами. Отец Алёны именно так приземлился на перевал Северомуйского хребта, под которым потом проложили самый длинный в мире тоннель.
Андрей с Алёной были как-то на этом озере, наслушавшись рассказов отца. Но Северомуйский тоннель перерезал горячие источники, и озеро остыло.
Безымянному озеру повезло больше. Из скалы бил горячий источник и ручейком уходил в каменную чашу в венце гор. Весной снега таяли – озеро поднималось, заполняло долину почти до краев, иногда и переливаясь через край.
Неподалеку от источника, там, докуда вода никогда не разливалась, было сложено зимовьё. Стояло оно с незапамятных времен. Когда ветшало, охотники обновляли его, ставили свежий сруб на старом месте. Соль, спички, макароны, береста на растопку всегда ждали путника. Низкие нары, стол у крохотного оконца, печка-буржуйка – а что ещё нужно?
Андрей так вымотался за поездку, что заполз в спальник и почти сутки отсыпался, пока Игнатьич, его шофёр, отводил душу. Он и услышал шум двигателя чужой машины, толкнул шефа.
Появились Андрей с Игнатьичем на пороге зимовьюшки как раз вовремя, чтобы увидеть, как на поляне рядом с потрепанным уазиком воцарился роскошный американец "хаммер", вызывающе чистенький.
"Два сапога не пара", - буркнул Игнатьич обиженно. Оно и верно, смотрелись две машинки рядом, как новенький блестящий кроссовок от известного модельера возле разношенного берца.
Андрей только ухмыльнулся. Он стоял, чуть ссутулившись и сунув руки в карманы вытертых камуфляжных штанов, и спокойно наблюдал, как из машины появляется подтянутый красавец, бритый наголо.
- Андрюха, черт! – заорал бритый. – Здравствуй, дорогой!
То, что Олег Каторжанин, студенческий ещё приятель, неспроста свалился невесть откуда, – Андрею было понятно с самого начала. Чужие здесь не ходят. Но кто первым в зимовье огонь развёл – тот и хозяин, тому и гостя привечать.
Олег начал выгружать из багажника коробки и пакеты – не в поселке купленные. И не в Улан-Удэ. И не в Иркутске.
"Из Москвы прилетел – и сразу сюда", - прикинул Андрей. – "Понятно…"
С расспросами он не спешил.
Read more...Collapse )
  • Current Mood: Пущай висит!
  • Current Music: Ту- 104 - самый лучший самолет...