January 9th, 2007

Фея

Подробности, часть вторая.

Детей нам в палату принесли где-то к обеду первого дня. Ваше дело, - сказали, - кормить и пеленки менять, а медсестра будет им пупы марганцовкой мазать. В роддоме на стенках развешаны плакаты, где, в кои-то веки, черным по-белому написано то, с чем я полностью согласна:
Лучшее питание для ребенка - грудное молоко. До шести месяцев ему даже вода не нужна.
Кормите по первому требованию, в том числе и ночью. Ребенок знает, сколько раз ему нужно поесть и как долго быть у груди.
Пират так и жил по возвращению из роддома, очень уважал ночью поесть крепко-накрепко. А вот что детей нужно сразу освобождать от пеленок - я тогда не знала, их же приносили по часам, упеленутых, как поленья, пятнадцать минут покормил - и привет, опять увозят. А потом да, ребенок пугается собственных рук и ног, пальцем в глаз себе заедет и орёт, в пеленках ведет себя спокойнее. Оказывается, все надо делать вовремя.
В палате - жара, окна заклеены наглухо, периодически в коридор выползаешь подышать, там чуть прохладнее. Детей принесли - три пеленки, одна поверх другой. Выпростались мы из них, давай остывать, руками-ногами дрыгать - и точно, чем раньше так сделать, тем лучше. Глаза целы остались, царапки в первые дни быстро затягиваются, руки учатся слушаться. Кожа не преет. Реветь, соответственно, не хочется.
А в роддоме своя жизнь. Детки все разные, мамы неопытные, либо слишком опытные. Плакатов не читают.:) К ночи стоит одному ребятенку проголодаться, сделать зачин - и начинается шабаш. Мамы бегают по коридору, трясут детей, те захлебываются от крика, заводятся и не могут остановится. Ор стоит - словно тебе в уши пару тоненьких сверлышек вкручивают, до самых мозгов. Примерно с часу до трех в каждой палате верещат на все лады, а в шесть поднимают на обработку швов и взвешивание младенцев, идешь, шатаешься на ходу.
Хомяк сразу сообразил, в чём его выгода: когда коллектив орёт, нужно срочно съесть всю еду поблизости. Так и жили по ночам: пока младенцы плакали, он сосредоточенно сосал, стреляя глазами по сторонам. Замолкали - засыпал. Поход дал свои плоды - на третий день, когда пришло молоко, он за сутки набрал сто грамм с хвостиком, медсестра подумала, что весы сломались.:) Так же с лету новогодние хомяки разобрались с продуктовым складом: пока из груди каплями сочилось молозиво, он добросовестно трудился, выцеживая всё, что есть. Когда полилось молоко, он тактику поменял: зачем надрываться, когда можно лежать под краном и изредка сглатывать? Сглотнешь - и дремли себе в приятном ожидании, пока новая порция натечёт. Причем настоящие мачо, которые не маменькины сынки, угоняют небрежно сосок в угол рта на манер кубинской сигары и мужественно дремлют, изредка приоткрывая один глаз, чтобы проконтролировать ситуацию. Так и кормились, я читала в это время "Карл, герцог" Зорича - чертовски обаятельное стопроцентное хулигантство, куда там "Хазарскому словарю":)
При таком хомяковском подходе трещины на сосках зажили уже в роддоме, сцеживать ничего не приходилось, - а я помню по пирату, какой это был кошмар при традиционном методе, чуть не окончившийся маститом. Так что берегите природу, мать вашу:)