October 23rd, 2005

Фея

(no subject)

Ну вот, говорят, "Да, та самая миледи" вышла из типографии. Московский магазин "Библио-Глобус", что на Лубянке, имеет серию "Другая сторона" в своей коллекции.:)
Когда я увижу книгу вживую - не знаю.:) Интересно будет познакомится.
У меня особое отношение к этой книге: году этак в 1991 я привезла мужу в подарок "Три мушкетера", а жили мы тогда интересно: он отрабатывал после института положенные три года в Бурятии на Еравнинских озерах, я училась в университете в Иркутске. Свадьбу справили - и разъехались, работать и учиться.:) А встречались по праздникам, на каникулах и летом. Ну вот, книга была выпущена красноярским издательством и её я украсила душещипательной надписью на французском языке, тщательно составленной с помощью словаря.:) У мужа была квартира в бараке - помещение на две части делила печь, с одной стороны была кухня, с другой - жилая комната. В комнате у печки стояли сколоченные из досок нары, на которых мы спали, у окна хлипкий стол, на подставочке аквариум, у стенки деревянная лавка, а над ней книжная самодельная полка. Я в свои приезды перечитывала все книги с этой полки справа налево и слева направо, и знала их, практически, наизусть. А место называлось Гарам - это был рыбопункт. То есть деревня из одной улицы, но не с деревенскими корнями, а производственно-уголовными: её построил на Еравнинском озере рыбзавод для своих нужд, а основную часть составляли люди, отсидевшие в свое время по ближним колониям, и оставшиеся после этого в Сибири, заведшие семьи и работавшие на рыбзаводе. И для Гарама я была "шибко учёная", не так говорила, не так одевалась, не так ходила - чужая, одним словом. И мне было очень одиноко в эти приезды - ожидая мужа с работы я сидела за печкой на нарах и читала все, что под руку попадется. И вот помню тот вечер - за окнами уже темно, ветер воет - там постоянно ветра над озерами, особенно весной и осенью. Печка протоплена, тепло, я перечитываю "Трех мушкетеров" и в который раз убеждаюсь, что книга-то значительно глубже, неоднозначнее экранизаций, что у Дюма-то как раз и нет четкого деления на черное и белое, у него все - живые, с полным набором неоднозначных качеств, и именно он прямым текстом заявляет о том, что юный д"Артаньян, познакомившись с мушкетерами, сразу прикидывает, как можно воспользоваться новыми друзьями для своего карьерного роста, а для этого нужно лучше узнать их слабости и тайные пороки. И в моем представлении это несколько выбивается из пафосного "Один за всех и все за одного!". Муж приходит с работы, мы ужинаем обычным гарамским образом - рыба и картошка, и продолжаю читать. И на каком-то этапе меня пробивает вдруг мысль - ведь можно написать о том же самом с точки зрения другой стороны. И меня начинает трясти самым натуральным образом от осознания этого факта.:) А муж видит, что со мной что-то не то, ему тоже интересно, он начинает допытываться - я, захлебываясь словами и размахивая руками, пытаюсь рассказать ему, какая замечательная идея мне пришла в голову. После чего муж разочарованно буркает: "И всего-то? Я думал, что-то стоящее".:)
А потом эта идея очень долго витала - я не знала, с какой стороны к ней подобраться, мне элементарно надо было научится писать. А неохота - общежитие, учеба, друзья, всегда есть что-то интересное для чтения, некогда, в общем "а вот когда нибудь потом я об этом обязательно напишу..." Во всяких тетрадочках были попытки в духе дамских романов, типа "Красивая белокурая женщина ехала верхом по лесной тропе. Низкосклонённые ветви деревьев задевали пышные перья на её роскошной шляпе.":)
А потом было Таксимо, холод, маленький ребенок - и такой край, что вместо будущего - черная дыра. Друзья остались далеко, нормальной работы нет, а та, что есть, оплачивается раз в полгода, кругом вакуум - все живут совершенно иной жизнью, кому нужен французский язык, когда основной разговорный - это мат. А знания утекают, утекают, им нет применения, они совершенно перпендикулярны жизни.
И либо найдется что-то, что наполнит существование смыслом и это будет занятие, которое зависит только от тебя и ни от кого более, либо не будет сил бороться с желанием прекратить все это раз и навсегда, потому незачем тянуть эту беспросветную лямку. Когда отступать некуда, пишется хорошо. Поневоле рука разрабатывается. И вещи по контрасту получаются веселыми и беззаботными.
Read more...Collapse )
  • Current Mood: Задумчивое