Галанина Юлия (yulgal) wrote,
Галанина Юлия
yulgal

ДА, ТА САМАЯ МИЛЕДИ. Глава двадцать четвертая, часть вторая.

Юлия Галанина
ДА, ТА САМАЯ МИЛЕДИ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
КОНЕЦ ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Часть вторая.

Прошел час. Лихорадочно-радостное состояние, охватившее меня с началом грозы, не проходило.
Через час Фельтон снова постучал в окно.

Я вскочила с постели и распахнула створки. Лейтенант ухитрился выпилить два прута и сделать отверстие, достаточное для протискивания человека.
- Вы готовы?
- Да. Нужно ли мне что-нибудь захватить с собой?
Лезвия я уже давно убрала в надежное место.
- Золото, если оно у Вас есть.
- Да, к счастью, мне оставили то золото, которое я имела при себе.
- Тем лучше, - обрадовался Фельтон. – Я истратил все свои деньги на то, чтобы нанять судно.
- Возьмите – подала я ему мешок золотых.
Фельтон скинул его вниз.
- А теперь пора спускаться.
- Хорошо!
Я подвинула к окну кресло, встала на него и высунулась в отверстие.
Фельтон висел на стене замка на веревочной лестнице, раскачиваемой ветром. Потеря крови не прошла для меня бесследно. Увидев расстояние до земли, я побледнела.
- Этого я и боялся, - сказал Фельтон.
- Это пустяки… пустяки… - пыталась прогнать я предательскую слабость. – Я спущусь с закрытыми глазами.
- Вы мне доверяете?
- И Вы еще спрашиваете! – фыркнула я.
- Протяните мне Ваши руки, - скомандовал Фельтон. – Скрестите их. Вытяните. Вот так.
Фельтон стянул мне кисти рук платком, а поверх веревкой.
- Что Вы делаете? – с любопытством спросила я.
- Положите мне руки на шею, и не бойтесь ничего, - попросил Фельтон.
- Но из-за меня Вы потеряете равновесие, и мы оба упадем и разобьемся, - возразила я.
- Не беспокойтесь, я моряк.
С помощью Фельтона я проскользнула в отверстие и повисла на его спине, словно мешок. Не придушить бы спасителя.
Фельтон стал медленно спускаться вниз. Лестница вместе с нами летала, как маятник. Ветер трепал ее, словно редкую бороденку на замшелом лице замка.
Ступенька, еще ступенька, господи, да сколько их там?
Фельтон остановился.
- Что случилось? – шепнула я ему в ухо.
- Тише! Я слышу шаги!
- Нас увидели? – полюбопытствовала я.
Спина Фельтона - вот единственное, что я могла видеть, да кусок стены за ней.
Фельтон молчал, прислушиваясь.
- Нет, ничего страшного, - наконец сказал он.
- Но чьи же это шаги? – я слышала мерный топот внизу.
- Это часовые обходят дозором замок.
- А где они должны пройти? – заинтересовалась я.
- Как раз под нами, - утешил меня Фельтон.
- Они нас заметят… - сообщила я ему на случай, если он не знает.
- Нет, если не сверкнет молния.
- Тогда заденут конец лестницы.
- К счастью, она на шесть футов не достает до земли.
Топот стал совсем близко.
- Вот они…боже мой! – на одном дыхании прошептала я Фельтону.
- Молчите! – шепнул он в ответ.
Мы висели, затаив дыхание. Где-то под нами, гогоча над плоскими шутками, проходил патруль. Спина и волосы у Фельтона были мокрые от дождя и холодные.
Заметят веревку или нет? Я закрыла глаза и еще сильнее прижалась к мокрой спине лейтенанта.
Солдаты, увлеченные обсуждением достоинств какой-то толстой Мери, прошли и не заметили новое украшение замка. Их голоса и шаги стихли вдали.
- Теперь мы спасены, - сказал Фельтон.
Я, не открывая глаз, кивнула. Руки уже ломило так, что хотелось кричать. От ерзанья по спине лейтенанта, рана, видимо, открылась и заболела с новой силой.
Фельтон шаг за шагом добрался до нижнего конца лестницы, повис на нем на руках, нащупал ногами землю.
Оказавшись внизу, он снял меня со своей спины. Я без сил села на мокрую землю и, скорчившись, привалилась боком к стене.
Фельтон нашел мешок, зажал его зубами, подхватил меня на руки и понес. Мы удалялись в сторону, противоположную той, куда ушли солдаты.
При желании я вполне бы могла идти сама, но мои робкие попытки встать на землю Фельтон решительно отверг. Он желал непременно спасти меня, вынося на руках в безопасное место. Ну что же, вольному воля. Я связанными руками изъяла у Фельтона изо рта мешок с золотом. Пусть хоть зубы его отдохнут.
Пройдя некоторое расстояние натоптанной дозором дорогой, Фельтон затем свернул в скалы. Там были скользкие камни, мокрый песок, стелящаяся под ногами трава, куда опаснее сейчас чем арбузная или лимонная корка… Как мы спустились – не знаю.
На берегу Фельтон свистнул. Ну, свистел он с нашей первой встречи всегда отлично.
В ответ свистнули тоже, и некоторое время спустя на темной воде показалась лодка.
В этом месте дно было слишком мелким, лодка не могла подойти вплотную к берегу, несмотря на все усилия четырех ее гребцов.
Фельтон, насквозь мокрый, не стал ждать, когда они все-таки смогут это сделать, а вошел по пояс в воду, и погрузил меня челнок спасения. Набежавшая волна накрыла его чуть ли не с головой. Отфыркиваясь, он забрался сам.
- К шхуне! И гребите быстрее!
Ветер гонял по морю волны, словно кудри на голове вихрастого мальчугана. Лодка то взлетала вверх, то застревала между двух валов, словно блоха между собачьих ушей.
Медленно, но мы все-таки удалялись от замка. Разглядеть в этот час в черном море черную маленькую лодку было все равно, что найти волос на тонзуре лысого епископа. Для нас берег тоже превратился в нечто черное и бесформенное.
Впереди колыхалась на волнах наша шхуна, пока еще очень далекая.
Фельтон развязывал веревку на моих руках, затем разрезал платок. Долго и нежно растирал мои затекшие кисти. Затем зачерпнул ладонью морской воды и сбрызнул мне лицо. Вот это было излишним – дождик наполивал меня куда более обильно.
Я отряхнула капли, открыла глаза и, чтобы сделать ему приятное, спросила:
- Где я?
- Вы спасены!
- О! Спасена! Да, вот небо, вот море! Воздух, которым я дышу, - воздух свободы… Ах!.. Благодарю Вас Фельтон, благодарю!
Фельтон растроганно прижал меня к себе.
Руки снова заныли.
- Но что с моими руками? Мне их словно сдавили в тисках!
Я поднесла их к лицу, как чужие. Кисти были покрыты синяками, пальцы онемели.
- Увы, - покачал головой Фельтон и снова стал растирать их.
- Ах, это пустяки, пустяки! – отмахнулась я. – Теперь я вспомнила!
Фельтон пододвинул мне ногой мешок с золотом.
- Он тут.
Лодка, наконец, практически добралась до шхуны.
Нас ждали, вахтенный был наготове и окликнул нас. Один из гребцов ответил.
- Что это за судно? – спросила я.
- Шхуна, которую я для Вас нанял.
- Куда она меня доставит?
- Куда Вам будет угодно, лишь бы Вы меня высадили в Портсмуте.
- Что Вы собираетесь делать в Портсмуте? – спросила я.
- Исполнить приказания лорда Винтера, - мрачно усмехнулся Фельтон.
- Какие приказания? – удивилась я.
- Не доверяя мне больше, - рассмеялся Фельтон, - он решил сам стеречь Вас, а меня послал отвезти на подпись Бекингэму приказ о Вашей ссылке.
- Но если он Вам не доверяет, как же он поручил Вам доставить этот приказ? – изумилась я.
- Разве мне полагается знать, что я везу? – развел руками Фельтон.
Узнаю дорогого брата, как был исполненным благих намерений глупцом, так и остался!
- Это верно. И Вы отправляетесь в Портсмут?
- Мне надо торопиться? Завтра двадцать третье число и Бекингэм отплывает с флотом.
- Он уезжает завтра? Куда?
- В Ла-Рошель.
- Но он не должен ехать! – удивилась я.
Эскадра ведь еще не в полном составе.
- Будьте спокойны, он не уедет, - понял по-своему Фельтон.
Оказывается, он не забыл, что жаждет убить Бекингэма.
- Фельтон, ты велик, как Иуда Маккавей! Если ты умрешь, я умру вместе с тобой, - вот все, что я могу тебе сказать.
Потому что смерть моя меня ждет, упрямо ждет, не с косой и саваном, одна одинешенька, а в кружевах, ботфортах и шляпах, разделенная на пять неплохих экземпляров. И Бекингэм будет последней каплей, пробьющей тонкую пленку их нерешимости.
- Тише, мы подходим, - сказал Фельтон.
Лодка пристроилась к боку шхуны и затанцевала в паре с ней на волнах. Фельтон первый поднялся по трапу, подал мне руку, снизу матросы придали мне ускорение, и я свечкой взлетела на палубу.
- Капитан, - представил меня капитану Фельтон. – Вот та особа, о которой я Вам говорил и которую нужно целой и невредимой доставить во Францию.
- За тысячу пистолей, - подтвердил капитан.
- Я уже дал Вам пятьсот, - напомнил Фельтон.
- Совершенно верно, - кивнул капитан.
- А вот остальные, - я подняла мешок с золотом.
- Нет, - к моему удивлению возразил капитан, - я никогда не изменяю своему слову, а я дал слово этому молодому человеку: остальные пятьсот причитаются мне по прибытии в Булонь.
- А доберемся мы туда? – поинтересовалась я.
- Целыми и невредимыми, - подтвердил капитан. Это так же верно, как то, что меня зовут Джек Бутлер.
- Так вот, - сказала я, - если Вы сдержите слово, я дам Вам не пятьсот, а тысячу пистолей.
- Ура, прекрасная дама! – вскричал капитан. – И пошли мне бог почаще таких пассажиров, как Ваша милость!
Старый хитрый льстец! Очень сложно быть прекрасной дамой после спуска по веревочной лестнице под проливным дождем и бултыхания на утлой лодчонке в море. Прекрасной мокрой курицей еще можно. И все равно приятно.
- А пока что доставьте нас в бухту… - сказал Фельтон. – Помните, относительно которой мы с Вами уговаривались, что Вы доставите нас туда.

Продолжение следует...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments