Фея

КОДЕКС ВЕДЬМЫ. Глава одиннадцатая.

Эта история о радости и боли, о вере и о знаниях, о счастье и страдании.
Эта история о том, что смерти нет.
Предыстория:http://yulgal.livejournal.com/159517.html
Главы первая и вторая: http://yulgal.livejournal.com/159988.html,

Глава третья:http://yulgal.livejournal.com/160107.html?mode=reply
Глава четвертая: http://yulgal.livejournal.com/160386.html
Глава пятая: http://yulgal.livejournal.com/160640.html?mode=reply
Глава шестая:http://yulgal.livejournal.com/160841.html?mode=reply
Глава седьмая: http://yulgal.livejournal.com/161514.html?mode=reply
Глава восьмая:http://yulgal.livejournal.com/161832.html?mode=reply
Глава девятая, глава десятая: http://yulgal.livejournal.com/162170.html?mode=reply


Глава одиннадцатая
ЗОЛОТАЯ ЗЕМЛЯ

Занятия потекли своим чередом. Весеннее солнце пригревало все сильнее.
Когда в созерцательные мгновения мы стояли с закрытыми глазами, ощущали солнечные лучи и вслушивались в себя, мне очень нравилось воображать, что я скала под водопадом: невидимые потоки воды падают на меня сверху, омывают и уходят. А я стою. Как скала.

Новые упражнения были забавные, там нужно было, прогнувшись в спине, зачерпывать ладонями чудесные силы, а потом кулаками проглаживать почки. В одном исполнении это называлось «почка ян», в другом «почка инь». Человек, делающий эти движения, напоминал курочку, самозабвенно трясущую хвостиком, поэтому мы с сестрой между собой говорили «квочка инь, квочка ян».
Длинных бесед наставник с нами теперь не вел, но сообщить что-нибудь новенькое из своего учения возможности никогда не упускал.
Сказал как-то, что в ведах написано про чудесное лекарство, которым лечатся все болезни: топленое коровье масло. И если кто-то интересуется, он даст книгу, где подробно написано, как лечиться подобным образом. И еще у него есть книжки, где собрано много вкусных и полезных способов приготовить еду из растений.
Многие искренне интересовались.
Я со своими вопросами о пользе такого лечения и подступаться не стала: зачем лишать людей радости? Они ведь деньги за занятия платят. Тут царит полное согласие и взаимопонимание, и вдруг я влезу с какими-то сомнениями, явно не предусмотренными Духовными Учителями и прочими ринпоче, о которых с придыханием говорит наставник.
Если человек верит в пользу коровьего масла, оно вполне способно ему помочь в лечении тех болезней, где требуется вера в лекарство. Правда с непривычки может и заворот кишок вызвать, но это уж как повезет. Нашему соседу на Горе не повезло, слишком много масла за один раз принял, так уж хотелось болезни прогнать. Пришлось обычного лекаря звать.

***

Я знаю, что роль топленого коровьего масла в жизни людей вед была огромна.
Они жили в жарком, влажном месте, где портилось все быстро. Мясо протухало, молоко скисало, фрукты и овощи сгнивали. И коровье масло, которое длительно вытапливали на огне, было одним из тех немногих средств, что могло храниться годами и быстро насыщало. И поэтому им лечили все, что только можно: за отсутствием других лекарств. Им хорошо было смазывать кожу. Им хорошо было подкреплять силы. И еще им лампы заправляли.
А поскольку все хозяйство людей вед держалось на корове, корова была священной. И коровье масло тоже было священным. Люди относились к нему по-особому. Оно действительно спасало им жизнь.
Но с той поры прошло много лет, люди узнали и другие лекарственные зелья. И снадобья. Ведь жизнь не стоит на месте.
И приписывать топленому коровьему маслу чудодейственные свойства только на том основании, что у жителей вед не было лекарств, известных нам, я бы не стала.
А поскольку веды звучали в устах наставника часто, мне захотелось освежить свои знания.
Ведьмы о ведах знают так:
Давным-давно это было. В землях, что от Зимнего Города на закат, жил народ. У него были кони и пасбища. И медеплавильные печи.
В поисках лучшей доли часть людей этого народа покинули свою родину, и пошли вместе с табунами сначала на полдень, а потом на закатное солнце, туда, где тепло и вода.
Там они жили долго, так долго, что почти забыли, откуда пришли.
И там же зародилось зерно вед.
Люди верили в мать-Землю, в отца-Небо, в космический порядок и его защитника. Верили в согревающий огонь и в священный напиток, дающий радость.
Потом народ разделился – одни пошли на закат, другие на восход. Из одного зародыша появилось два деревца: на закате Авеста, на восходе веды.
Космический порядок в Авесте стал называться «аша», а в ведах «рита».
Маг-охранитель звался на закате Ахура Мазда, на восходе – Асура Варуна.
Люди шли по земле, и стихи рождались в этом пути, в стихах хранилось все самое важное для людей и передавалось от человека к человеку.
Стихами молились, взывая к богам, стихами лечили, черпая магию из земли и неба. И называли их мантрами.
Время то было временем мантр.
Веды из мантр получились не сразу. (Целое всегда больше своих частей).
Народ, что двигался к землям, лежащим на половине солнечного пути от восхода до полудня, был народом воинов. Они шли не по пустыне, пригодная для жизни земля давно была поделена.
И вера их была верой воинов. Им некогда было заниматься тщательным обустройством своего дома, что земного, что небесного, они этот дом только завоевывали. Жизнь их была проста, и вера тоже. Важное место в умах людей занял Индра – божественный вождь, ведущий свой народ к победе.
Мантры создавались, накапливались, но в них не было порядка.
И лишь когда народ Индры осел там, где текут семь рек, у людей появилось время, чтобы оглядеться по сторонам, разобрать дорожные мешки, расставить по местам домашнюю утварь.
И жрецы решили навести порядок в разрозненных мантрах. Собрать их в своды, то есть в самхиты.
И время то было временем самхит.
Первая самхита получила название «Ригведа», там речь шла о вещах важных, о богах, о космическом порядке, о священном напитке соме.
Вторую самхиту назвали «Атхарваведа», она ведала магией. Той магией, что требовалась людям каждый день.
Ригведу разделили на десять книг (потому что не может быть не упорядоченным творение, повествующее о космическом порядке). «Мандала» - звалась такая книга.
«Атхарваведу» не стали упорядочивать подобно «Ригведе». К «Атхарваведе» обращались, когда нужна была помощь. Ее строки приносили счастье, облегчали страдания и накладывали проклятья. Была белая и черная магия «Атхарваведы».
Когда жизнь на новом месте стала более мирной и размеренной, у народа вед образовались свободное время, свободные силы и люди стали задавать себе вопросы, неуместные в военные годы.
Например, как же верить правильно? Чтобы было совсем правильно – до мелочей. Чтобы красиво, завораживающе и пугающе. Как лучше всего приносить жертвы? Когда? Какие? Какую посуду использовать? Как расставлять предметы при обряде? Совершенству ведь нет предела.
Ответы на эти вопросы искали в новых Ведах: Яджурведе и Самаведе. Там речь шла о ритуалах.
На «Черной Яджурведе» поэзия и закончилась.
Завершилось время мантр, началось время брахман.
Брахманы – не люди, а книги - объясняли, как нужно правильно понимать мантры. Уже не стихами.
Эти книги были слишком серьезны и сложны. И чтобы понять, как верить, человек теперь должен быть с почтением спрашивать жреца, который разбирался в вере, в то время как все остальные не знали тонкостей и подробностей «как правильно» и блуждали вслепую в витиевато сплетенной сети из ограничений, правил и толкований.
Дух поэзии улетучился со страниц брахман.

***

Времена брахман, великолепные (с первого взгляда), когда ритуалы были отточены и доведены до блеска, несли в себе будущее зерно разрушения.
Так бывает с любым делом, ведь есть суть - внутреннее, и есть оболочка - внешнее. Дело живет, пока жива суть, внешние оболочки могут меняться, приспосабливаясь к новым обстоятельствам. Но как только начинают трепетно сберегать оболочки, не допуская ни малейших отклонений (чаще всего искренне считая, что только так можно сохранить дело) внешнее неизбежно окостеневает. А суть испаряется, гибнет, сгнивает заживо. Но дело все в том, что сберегать оболочки всегда проще, чем докопаться до сути, чем проникнуться духом дела, его душой. Это было, есть и будет.
Но, покинув мертвую скорлупу, стихи начинают рождаться в новом месте, им нет преград, нет расстояний.
Во времена брахман не разрешалось задавать вопросы, зачем делать это, а зачем то. Жрецы говорили: «так надо!», - потому что написано в священных книгах, и делается по разрешению богов. А что знают боги, известно только им, жрецам, посвященным в тайные знания.
На самом же деле жрецам просто кушать хотелось. Вот они и стали посредниками между человеком и небом, дорогую плату взимая за свои услуги. Так петух может считать, что без его утреннего крика солнце не встанет. А оно встает – ведь петушиное пение на заре всего лишь приветствует светило, а не управляет им.
Боги же терпеть не могут скуки и однообразия. И им важнее сердцевина.
И, неизбежно, наступили времена бунта. Времена упанишад.
Потому что когда людям ничего не объясняют, а говорят «так надо!», все громче в ответ люди начинают спрашивать: «А почему так надо?» И горе тому, у кого нет ясного и понятного ответа на этот простой вопрос.
Человек, живущий по закону вед, должен об этом помнить.

***

„Veda mаso dhrtavrato dvadasa prajavatah\ veda upajayate”.

Продолжение следует...

Повесть целиком: http://zhurnal.lib.ru/editors/g/galanina_j_e/ggalaninajekodex_v.shtml